Название: Между строк
Автор: WTF LoGH 2014
Бета: WTF LoGH 2014
Размер: мини, ~1224 слова
Пейринг/Персонажи: Вагнер-старший, ОЖП, подразумевается Тереза
Категория: джен
Жанр: драма, повседневность
Рейтинг: G
Краткое содержание: Вагнеру пришло письмо от дочери. На первый взгляд, радостное

— Дядюшка Ганс, добрый день! — закричала Труди, врываясь в вечно не запертую дверь. Веселая, взъерошенная, еще более румяная, чем обычно, дочка вдовы так и сияла, как будто принесла какое-то невиданно радостное известие, а не просто пришла помочь соседу с уборкой и покормить его домашней стряпней.
— Хоть бы причесалась, — вяло сказал старик, повернувшись к ней на минуту, и снова уставился на угли камина. — Девять лет девчонке, а вид как у пятилетней.
— Я вам принесла кое-что. Мама сказала, что вам понравится, — говорила девочка, выуживая из корзины горшочки и баночки. — Тут куриный бульон, рагу, и еще тут большой кусок сладкого пирога.
— Пирог можешь забирать себе, — Вагнер слабо улыбнулся.
— Нет, что вы, это все вам, — Труди засмеялась. Она хорошо помнила, какую ей задали головомойку, когда она склевала одну колбаску, предназначенную для старого, больного одинокого соседа.
— Поставь, — сказал Вагнер. — Я есть не хочу.
— Нет-нет-нет, — Труди с важным видом покачала пальчиком у Вагнера перед носом. — Матушка сказала, все съешьте, а то вы совсем разболеетесь. Когда вы все съедите, я вам кое-что дам. Что-то очень-очень хорошее.
— Труди, я тебе не младший братик, — Вагнер повернулся к девчонке, которая уже зашуршала веником по давно не метенному полу. — Объясни начистоту, что у тебя там за ерунда.
— И никакая не ерунда, — Труди оторвалась от своего дела и солидно оперлась на веник. — Вам письмо. Письмо с Новых Земель, — добавила она интригующим тоном.
— Тереза, — слабо вздохнул отец. — От нее, да? Дай скорее, Труди.
Труди покачала головой.
— Сначала пообедайте.
— Труди, я тебя прошу…
— А я вас прошу. Матушка сказала, чтоб я тут сидела, пока вы не пообедаете, вот.
— Ладно уж, грей свой обед, — покорился Вагнер.
Труди торжествующе улыбнулась и начала кружить по кухне, словно хлопотливая пчелка.
Вагнер ел быстро, но механически, вкус пищи сейчас волновал его меньше всего на свете. От пирога он все-таки отказался, и Труди положила перед стариком узкий толстый конверт с отпечатанными на нем буквами.
Вагнер посмотрел на эти буквы одновременно с надеждой и с ужасом, тронул конверт, но отдернул руку, как от горячей кастрюли. Наконец он глубоко вздохнул и торопливыми, неуклюжими пальцами попытался распечатать письмо.
Труди осторожно вынула конверт из его рук, открыла и достала сложенный в несколько раз листок.
Вагнер развернул письмо и облегченно улыбнулся, но письмо передал Труди.
— Прочти, пожалуйста, мне вслух, а то я совсем без глаз стал.
Труди кивнула, важно откашлялась и начала:
«Дорогой папа!
Прости, что я так долго не давала о себе знать. Ты, наверное, мог подумать неизвестно что, что я умерла, а то еще хуже, что я про тебя забыла. Но ты не думай, я всегда про тебя помнила и ужасно скучаю. До сих пор, правда. Но мне было очень страшно писать, вдруг тебя арестуют или просто письмо не примут. Ведь такое на свете творилось — ничего не понятно, и неизвестно, чем все кончится и как дальше будет. Но бабушка Лизи — это миссис Валлимот так просит ее называть — говорит, что теперь все по-другому, а я глупая, что ничего этого не понимаю. Она-то мудрее и старше меня, она понимает. Поэтому она посоветовала, чтобы я написала, потому что стыдно дочери столько времени не писать отцу.
Я теперь живу в Новых землях на планете Хатор. Она маленькая, я смотрела по картам, меньше нашей, но не очень сильно. И город, в котором мы живем, тоже маленький, но очень славный и уютный, здесь очень много деревьев и цветов, кругом на всех улицах, а всего в двадцати милях езды настоящее море. Бабушка Лизи сначала ко мне не очень хорошо относилась, но теперь говорит, что любит. И меня, и внука. Потому что у меня родился сын, и я назвала его Францем, в честь отца. Он очень хороший, просто замечательный мальчик, такой умница. Только он долго не говорил, почти до трех лет, а во всем был очень умный и понятливый. Но врач мне объяснил — это оттого, что я говорю по-имперски, а бабушка Лиза по-альянсовски, и Франц немножко растерялся — как ему надо говорить. Но доктор обещал, что Франц, когда начнет говорить, то будет знать оба языка сразу. Так оно и получилось. Только он не всегда говорит правильно, иногда путает грамматику. Бабушка Лизи посоветовала мне, чтобы он, когда пойдет в младшую школу, пусть там говорит по-альянсовски, а дома со мной обязательно по-имперски, потому что знать два языка вместо одного лучше, правда?
Бабушка Лизи советует мне учиться и получать профессию, здесь есть университеты и разные колледжи с отделением для эмигрантов. Наверное, это правильно, но мне немного страшно надолго бросать маленького Франца. Дома было хорошо — можно было бы ходить на поденную работу или шить, а тут так не получается. То есть можно работать неофициально, но только если есть образование. Я смотрела, можно учиться на расстоянии, никуда не уезжая, я, наверное, так попробую. Только я пока не очень могу выбрать, что мне нравится. Я смотрела учебники Китти — это сестру Франца так зовут, они интересные и красивые, но трудные очень, я плохо понимаю. Она помогает мне переводить, но ей тоже некогда, потому что скоро она должна поступать в университет. Но я же очень упрямая, папа, ты всегда так говорил, поэтому, наверное, у меня все получится, что я захочу.
А еще я присылаю тебе разные фотографии, чтобы ты посмотрел на твоего внука. Они лежат в конверте отдельно. Я рассказываю Францу про дедушку, и он очень хочет с тобой познакомиться. Когда-нибудь я обязательно к тебе приеду, когда Франц подрастет и будет хорошо переносить полеты, и вы познакомитесь.
Прости, папа, наверное, письмо ужасно глупое, но я ведь раньше совсем никогда не писала, а посоветоваться не с кем. Я буду писать тебе почаще и научусь.
Целую и обнимаю, твоя дочка Тереза Валлимот».
Труди сложила письмо. На губах девочки играла счастливая улыбка.
— И чему ты радуешься? — угрюмо буркнул Вагнер. — Ну вот скажи, чему?
— Тому, что у вашей дочери все хорошо, — Труди смутилась, ее улыбка исчезла.
— Хорошо, да ничего хорошего, — девочка смотрела на Вагнера с изумлением — как же так, она принесла письмо, такую замечательную новость, а он совсем не рад. — Лучше достань из конверта фотографии. Ты половчее меня.
Труди достала из конверта другой — плотный и толстый, с фирменной наклейкой на месте, где иногда бывает печать. Из него так и посыпались фотографии, которые Вагнер принялся перебирать. Труди устроилась у него за плечом и с интересом рассматривала фото.
На всех фотографиях неизменно присутствовал один и тот же мальчик, светловолосый и кареглазый. То он сидел с большой яркой книжкой, то играл на песке, то просто хитро улыбался в камеру. Он был очень крепкий и веселый, а одет хорошо. Даже на фотографии зоркая Труди заприметила, что одежка явно по размеру, а не куплена на вырост.
Иногда с ним была молодая грустная женщина в черном платье, немножко похожая на старого Вагнера. Труди не помнила Терезу, но догадалась, что это она. А солидная девушка в очках, наверное, была Китти, а строгая женщина с седым узлом и тоже одетая в черное, это, как поняла Труди, та самая бабушка Лизи.
— Ты … это… — сказал Вагнер, поворачиваясь, — наведи тут порядок и иди домой, ладно?
— Дядюшка Ганс, вы что?
— Ты иди, дочка. Не могу я сейчас ни с кем разговаривать.
— А я думала, вы обрадуетесь, — вздохнула Труди. — А я вас, получается, расстроила?
— Да нет, Труди. Просто ты еще маленькая.
Не было вернее средства, чем заставить Труди замолчать. Она тут же отвернулась и, загремев ведром, пошла за водой для мытья пола.
Вагнер не стал ее окликать. В конце концов, Труди действительно была маленькая и не умела читать между строк. Иначе бы давно сообразила, отчего это Тереза всё время пишет "я", "я", "я", и никакого "мы". Или бы хоть заметила, что среди всех фотографий ребенка ни на одной не запечатлен отец.

@темы: Легенда о героях галактики, Фандомная битва, проза