17:31 

С тех пор я стал цыганом, сам себе пастух и сам дверь - и я молюсь, как могу, чтоб мир сошел им в души теперь (С)
Название: Пари
Автор: fandom Victorian 2014
Бета: fandom Victorian 2014
Размер: (драббл, 969 слов)
Пейринг/Персонажи: оригинальные персонажи
Категория: джен,
Жанр: повседневность
Рейтинг: R
Краткое содержание: кое-что о джентльменах и английском пари
Примечание/Предупреждения: немного натурализма
Для голосования: #. fandom Victorian 2014 - "Пари"

Сытный, отменно приготовленный обед близился к концу. Зашуршали спички, задымились сигары. Один сэр Гарольд Лидс, как обычно, раскурил кривую трубку, заблаговременно набитую услужливым лакеем.
— Может быть, хотите сигару? — предложил мистер Донован. — Сегодняшние особенно хороши.
— Благодарю, — отвечал сэр Гарольд. — Но я уже слишком стар, чтобы безболезненно менять привычки, и потому верен своей трубке.
— Совсем как муж жене, — заметил мистер Донован и сдержанно улыбнулся.
— Что вы, гораздо вернее! — вмешался мистер Темпль. — Очень многие мужья, любя жен, совсем не возражают воспользоваться услугами… э-э-э … сигар. Вы согласны, Уайт?
Мистер Уайт был младше всех джентльменов, а сэру Гарольду и вовсе годился в сыновья, а потому предпочитал не возражать в открытую.
— Когда я женюсь, — медленно сказал он, — мне бы не хотелось, чтобы мои вечерние отлучки стали причиной нервного расстройства моей супруги.
— Нервного расстройства? Недурное иносказание, молодой человек, — мистер Темпль утробно расхохотался и покраснел: то ли от смеха, то ли от того, что за обедом слишком усердно воздавал должное кларету.
— Я не имел в виду… что вы, мистер Темпль… — мистер Уайт умолк.
Мистер Донован пришел на помощь, задумчиво сказав:
— Да, кстати, джентльмены, вы слышали, что пишет этот американец Дарвин: будто бы мы все прежде были обезьянами?
— Простите, я думал, что он англичанин, — заметил сэр Гарольд.
— Не думаю, что англичанину могла прийти в голову такая нелепость, — заметил мистер Донован. — Это шутка в американском вкусе.
— Некоторые из американцев точно прежде были обезьянами, — мистер Темпль снова захохотал. — И превратились не до конца.
На этот раз все четыре джентльмена к нему присоединились.
— Жизнь изменчива, — задумчиво заметил сэр Гарольд. — Быть может, через сто лет эта шутка станет настольной книгой джентльменов и даже леди.
— Надеюсь, это фигура речи? — спросил мистер Донован, с сомнением качая головой.
— Я даже не знаю… Моя жена и сестры мало учились, не брали в руки книг, кроме Вальтера Скотта и Леди, все время забываю, как ее настоящее имя. Тетушка до сих пор читает исключительно Библию.
— Ваша тетушка жива и до сих пор способна читать? Завидую такому здоровью и зрению, — изрек мистер Темпль.
— В последние года два ей читает племянница, но ум у тетушки в полной ясности, для девяноста семи лет она и вправду отличается завидным здоровьем, — признал сэр Гарольд. — Эдак она станет моей наследницей. Так вот, я говорил о переменах. Дочери мои штудировали Карлайля, ловили бабочек, собирали раковины под руководством гувернантки. А внучка, представьте, по своей охоте занимается математикой. Что же удивительного, если моя правнучка будет читать Дарвина?
— Интересно, что пишут в учебниках по математике для девочек? — спросил мистер Донован.
— Я заглянул в ее книгу, — признался сэр Гарольд. — Прочел занимательное утверждение, будто бы, если подбросить шиллинг тысячу раз, то обязательно шесть раз подряд выпадет профиль. Я хотел проверить, но на второй сотне сбился, а профиль выпал только три раза подряд.
— Готов поспорить, что это выдумка, — заявил мистер Темпль. — А вы что скажете? — он посмотрел на мистера Донована.
— А я был бы склонен этому верить, — сдержанно ответил тот.
— А поспорить вы готовы? — спросил мистер Темпль и хитро улыбнулся.
— Поспорил бы, если бы проверять истинность этого утверждения не было бы столь хлопотно.
Мистер Темпль ухмыльнулся.
— Так вы не уверены?
— Уверен! — торжественно заявил мистер Донован. — И готов поставить двадцать пять фунтов, что мы бросим монету тысячу раз, и профиль ее величества выпадет шесть раз подряд. Уайт, вы не могли бы нам услужить?
— Каким образом, Донован? Подбросить шиллинг тысячу раз? — мистер Уайт призвал на помощь выдержку, чтобы скрыть обреченный вздох. — Но нам понадобятся перо и чернила, чтобы не сбиться.
— Разумеется, — мистер Темпль помахал рукой, подзывая лакея.
Двери залы распахнулись, и ворвался новый человек. Его сразу узнали, то был доктор Сигрейв, прекрасный врач и истинный джентльмен, хотя о его странностях и перешептывались. Он дышал тяжело, словно запыхался от быстрого бега.
— Господа, прошу прощения, что нарушил ваш отдых, но дело безотлагательное. Случилось несчастье, человек попал под копыта лошади, ради Бога, позвольте внести его в клуб, чтобы я мог оказать ему помощь.
— Разумеется! Действуйте! Никаких затруднений! — раздались голоса.
— Благодарю вас, — торопливо ответил доктор.
Многие джентльмены продвинулись к дверям, чтобы увидеть пострадавшего. Когда его внесли, по зале прошелестел вздох.
Человек был ужасно изранен. Его лицо было разбито, лоб красной дугой прочертила подкова, под израненными губами не было видно зубов, а лишь бело-красное месиво, а из-под разорванного сюртука белели обломки ребер, дрожащие при каждом судорожном вздохе.
— Несчастный! — в ужасе промолвил мистер Уайт. — Должно быть, он обречен.
— Ну уж нет! — заявил мистер Темпль. — Я был в Индии и видел, что может сотворить с человеком разъяренный слон, особенно во время весеннего гона. Представьте себе, из одного погонщика слон буквально сделал котлету, раздробил ему обе ноги в нескольких местах, истоптал живот, так что беднягу раздуло как шар, а нос вдавил внутрь головы. Бедняга откусил сам себе язык от нестерпимой боли. Он онемел и обезножел на всю жизнь, но выжил. Его потом приютила миссия, и он стал честным христианином, а местные жители давали милостыню.
— Возможно, туземцам подобное привычно, — ответил на это мистер Донован. — Но англичанин, боюсь, умрет в течение получаса.
— Получаса! Он протянет не меньше полутора! — отрезал мистер Темпль. — Хотите пари? Ставлю пятьдесят фунтов, что он продержится полтора часа. Доктор, — позвал он, — хорошенько заботьтесь об этом человеке, если он выживет в течение полутора часов, вы в доле — получите пять фунтов.
— Доктор, остановитесь! — воскликнул мистер Донован. — Ваши усилия сделают спор нечестным. Не подходите к раненому в течение получаса, и получите десять фунтов.
— Лечите его и получите пятнадцать! — вскричал мистер Темпль.
— Двадцать, если вы не будете вмешиваться.
— Двадцать пять!
— Тридцать!
— Сорок!
— Пятьдесят!
Как ни азартны были мистер Донован и мистер Темпль, они все же не желали платить больше, чем могли выиграть.
Врач посмотрел на них и спокойно сказал:
— Если вы кончили, джентльмены, прошу предоставить мне исполнение моего долга. Я сделаю все, чтобы помочь этому несчастному или хотя бы облегчить его страдания.
— Дай-то Бог, — вырвалось у мистера Уайта.
Сэр Гарольд одобрительно кивнул и подозвал лакея, чтобы он зажег погасшую трубку.

@темы: Высокий рейтинг, викторианская Англия, оригинальное, проза

URL
   

Ни дня без строчки

главная