12:46 

С тех пор я стал цыганом, сам себе пастух и сам дверь - и я молюсь, как могу, чтоб мир сошел им в души теперь (С)
Название: Семейный обед.
Рейтинг: детский.
Размер: драббл
Фандом: Джен Эйр.
Персонажи: Риды.
Краткое содержание: обычный семейный обед в Гейтсхеде.

В последние месяцы, если не было гостей, Риды кушали не только рано, но и более чем скромно. Простые блюда, стоящие на столе, больше подошли бы фермеру в поношенных гетрах, чем уважаемому и респектабельному семейству из старинного поместья. Зато вина были отменные, и юный мастер Джон Рид с немалым усердием воздавал им должное, то и дело подливая себе в рюмку.
— Джон, — заметила миссис Рид, которая почти не притронулась к обеду. — Не слишком ли много ты пьешь? В твоем возрасте…
— Какие пустяки, мама, я уже вполне взрослый, — ответил Джон и снова потянулся за бутылкой. Она оказалась пуста, и молодой хозяин недовольно крикнул:
— Эй, Томас, подай еще малаги, сию минуту.
Элиза фыркнула и поджала губы. Джорджиана посмотрела на нее с усмешкой.
— Джон, — снова начала миссис Рид свои увещания. — В самом деле, ты пьешь слишком много. Мы ведь договаривались, что ты поднимешь одну-две рюмочки за мое здоровье, но ты уже осушил не менее полутора бутылок.
— Милая мама, — Джон хихикнул, а его глаза маслянисто заблестели, — ты так плохо выглядишь, что одной-двумя рюмочками тут никак не обойтись. Ты совсем высохла и пожелтела, старушка.
— Ах, Джон, — миссис Рид грустно засмеялась. Элиза, однако не поддержала этого унылого веселья.
— А ты не думаешь, Джон, что это из-за тебя мама так плохо выглядит? — резко спросила она. — Ты доставляешь ей много забот, подрываешь ее здоровье, а может быть, даже сокращаешь жизнь.
— Кончай свои проповеди, ханжа, — ответил Джон, принимаясь за жаркое.
— Это не проповеди, — заметила Элиза. — Я просто пытаюсь открыть тебе глаза. Тебе надо подумать…
— Думай о себе.
— Сколько ты проиграл на последнем вечере за картами?
— Не твое дело. Твою долю я не трогаю, не волнуйся.
— Скоро тронешь! — фыркнула Элиза.
— Дети, прошу вас, перестаньте! — застонала миссис Рид. — Я знаю, вы оба меня очень любите и спорите из благих побуждений, но ради Бога, не надо, остановитесь.
— Мама, — быстро заговорила Джорджиана, — ты так и не рассказала, что за странный человек приходил к тебе вчера? Он похож на торговца или стряпчего, но ты принимала его в гостиной.
— Это наш дальний родственник, — обрадованно начала миссис Рид.
— Видимо, очень дальний, — протянула Джорджиана и хихикнула. — В нем нет ничего ни от Гибсонов, ни от Ридов.
— Естественно, ведь его фамилия Эйр.
— Эйр?
Элиза удивленно выпрямилась, Джорджиана не донесла до рта вилку, Джон опрокинул рюмку прямо себе в тарелку, но даже не позвал Томаса, чтобы потребовать замены.
— Но кто он? Кем он нам приходится? Зачем он приходил? — посыпались вопросы, едва юные Риды обрели дар речи.
— Дети мои, не торопитесь, не набрасывайтесь так на вашу несчастную мать, — миссис Рид подняла руку, помавая в воздухе шелковым рукавом. — Мистер Эйр действительно торговец, он живет на Мадейре и живет продажей вин, сахарного тростника и других колониальных товаров.
— А мне было показалось, что он джентльмен, — с той же насмешкой протянула Джорджиана и сладко зевнула.
— У него скорее хорошие, чем дурные манеры, — признала миссис Рид. — Да и одет он неплохо, добротно, хотя и немодно. У него даже есть часы, серебряные, впрочем.
— Мама, но что ему было нужно в нашем доме? — Джорджиана первая не выдержала. — И кем он приходится нам?
— Нам никем, — резко заявила миссис Рид. — А вашей кузине Джен он приходится дядей. Как раз ради нее он и приехал, желал выяснить ее судьбу. Кажется, он даже был не против взять ее к себе.
— Мама! — вскричал Джон Рид. — И ты не сплавила ему эту крысу? Да что у тебя в голове? Такой возможности нам больше не представится!
— Джон, зачем же нам… — начала миссис Рид, но ее уже опередили дочери.
— А если она начнет рассказывать ему, как жила у нас, при этом половину присочиняя, а другую преувеличивая? — вопросила Элиза. — Ты знаешь ее характер, она не упустит случая, чтобы не разнести о нас какую-нибудь клевету.
— А если он разбогатеет? — добавила Джорджиана. — И если дядя введет Джен Эйр в свет? Она же отобьет всех кавалеров у порядочных девиц!
— У тебя, что ли? — хохотнул Джон. — С каких пор ты стала порядочной!
— Да она же страшна как смертный грех и к тому же глупа, груба и угрюма, — добавила Элиза. — Неужели ты думаешь, она способна затмить девушек приличного происхождения?
— С деньгами очень даже может, — ответила Джорджиана, ударяя ложкой по тарелке. — Вспомни только ту уродину из старших классов, как все с ней носились! Только потому, что она была богатой наследницей! И с Джен будут носиться точно так же.
— Что ж, — сказала миссис Рид, постучав вилкой по стакану, — видимо, я правильно поступила, когда дала мистеру Эйру понять, что его племянница здорова, получает хорошее образование и в лишних родственниках совсем не нуждается.
— И когда-нибудь свалится нам на голову! — изрек Джон. — Не желаю ее видеть. Она же сумасшедшая, однажды меня чуть не убила.
— Не волнуйся, сынок, — миссис Рид улыбнулась. — Если она сюда и явится, то ты в это время уже будешь далеко, в университете или в Европе. А я не позволю Джен Эйр долго оставаться под моей крышей. Только до тех пор, пока она не найдет место, куда поступить.
— Одна из наших учительниц утверждала, что найти и выбрать хорошее место не так просто, — произнесла Элиза. — Пребывание кузины в Гейтсхеде может затянуться.
— Выбирать ей, — сухо и величественно, словно присягая, сказала миссис Рид, — я не позволю. Она поступит на первое же место, которое ей предложат. А теперь давайте поговорим о чем-нибудь приятном. Джорджиана, вас с Элизой ведь приглашают на чаепитие? Вы уже решили, что наденете, девочки?

@темы: Зарубежная классика, проза, викторианская Англия

URL
   

Ни дня без строчки

главная