Название: С приездом.
Размер: мини
Тип: Джен
жанр: драма, повседневность.
Фандом: Джен Эйр
Персонажи: миссис Рид, мистер Рид, Джон, Джен.
Краткое содержание: Джен впервые прибывает в Гейтсхед.

Почти гадливо морщась, Сара Рид рассматривала стоящую перед ней девчонку, маленькое неуклюжее создание, замотанное в ветхую клетчатую шаль: то ли узел со скарбом бедняка, то ли жалкий и ненужный гостинец от бедных родственников, который никак невозможно не принять.
— Вот так, — приговаривал между тем мистер Рид, выпутывая девочку из слоев материи. — Видишь, Сара, какая хорошенькая девочка, вылитая моя сестра.
— Хорошенькая? — переспросила Сара Рид, оглядывая тщедушное тельце и невзрачное бледное личико. — Странный же у тебя вкус.
— Она росла в лишениях, в Гейтсхеде девочка окрепнет и выправится.
Подошла няня и взяла из рук мистера Рида старую клетчатую шаль.
— Как уложишь, приходи назад, — распорядился мистер Рид. — Поможешь мисс Джен переодеться.
— Да, мистер Рид, — полная, уже немолодая нянька весьма быстро для своего возраста и стати скользнула по коридору.
— Джен… какое заурядное имя. Если, как ты утверждаешь, эта девочка похожа на твою сестру, — изрекла миссис Сара Рид, — это значит, от нее нельзя ждать ничего хорошего. Она вырастет такой же лживой, неблагодарной, своевольной и себялюбивой, и кончит так же, если не хуже.
— Сара, я тысячу раз просил тебя, — вздохнул мистер Рид. — Не отзывайся так резко о моей сестре, неужели ты не можешь сказать о ней хоть что-то хорошее?
— Извини, не могу. Я, знаешь ли, в отличие от нее, лгать не приучена, — гордо ответила миссис Рид. — А эта маленькая грубиянка даже не пожелала поздороваться, — добавила она, недобро посмотрев на девочку.
— Она просто стесняется, ну-ка, Джен, поздоровайся с тетей.
— Дястье, тетя, — пролепетала малышка и слегка наклонила головку.
— Кротким, почтительным детям нечего стесняться, — ответила миссис Рид. — А такая угрюмая бука наверняка замышляет что-то недоброе. Если бы она была хорошей, доброй девочкой, она бы непременно приласкалась к тете, а из нее даже слова не вытянешь. Я совсем не удивлюсь, если она уже проявляет дурные наклонности.
— Сара, Господь с тобой, какие дурные наклонности, ей всего-то год и два месяца.
— И что? Дурной или добрый характер проявляется с самого раннего возраста. Прекрати топать! — приказала Сара, когда малышка переступила с ножки на ножку. — От тебя слишком много шума.
— Тише, тише, Сара, не спеши, не пугай ее. Джен еще успеет выучиться хорошим манерам.
— Джон в ее возрасте уже умел вести себя как следует.
— Джон и теперь не умеет себя вести. И не очень хочет. А Джен хочет научиться, правда же?
— Ах, перестань, я вижу, что из нее ничего не выйдет.
— А я вижу, что выйдет, и я об этом позабочусь.
— Она же испортит наших детей. Она подаст им дурной пример.
— О том, кто кому подаст дурной пример, я бы поспорил. Хватит, Сара! В конце концов, следить за тем, чтобы никто никого не испортил, — твоя прямая обязанность, как матери и хозяйки дома.
— Ну хорошо, хорошо. В конце концов, девочкам в будущем понадобится компаньонка.
— Никаких компаньонок. Джен будет расти и воспитываться наравне с нашими детьми и никак иначе. Между ними и ею не будет ни малейшего различия. Я сначала думал, что ей стоило бы считать себя нашей дочерью…
— И что же тебя остановило? — ехидно осведомилась миссис Рид. — Почему ты вдруг изменил свое мнение?
— Моя сестра и ее муж — честные люди и ничем не заслужили забвения.
— Жалкие бедняки! — миссис Рид брезгливо поджала губы.
— Но более достойные почтения, чем иные богачи и негоцианты. Я хочу, чтобы Джен знала, кто ее родители, но не получала ежедневно унизительных напоминаний об этом. Моя племянница должна уважать трудовую бедность, а не пресмыкаться перед богатством.
Миссис Рид не нашлась, что ответить мужу, и обратилась к племяннице:
— Нечего стоять с обиженным видом. Детям следует быть счастливыми и довольными, а не кислыми и угрюмыми, иначе я подумаю, что ты неблагодарное существо и не рада, что приехала в такой хороший дом.
Джен испуганно раскрыла глаза и тут же робко опустила голову.
— Успокойся, Сара, пожалуйста, — сказал мистер Рид. — Наверное, ей просто жарко. Я совсем забыл за разговором, что надо ее переодеть. Бекки, помогите, — велел он подошедшей няне, и та принялась за дело.
— Пасибо, — пролепетала малышка, когда тяжелые башмаки и капор с растрепанными завязками были сняты.
— Кстати, позовите Джона, пусть он познакомится с кузиной, — начал мистер Рид.
Но Джон уже бежал, грохоча по полу башмаками. Это был щекастый, немного полноватый для своих лет, кудрявый мальчуган с толстыми губенками, словно вечно надутыми в капризной гримасе.
— Папа, папа, ты подарок привез? — закричал он.
— Джонни, разве не следует поздороваться с отцом, когда он приехал из дальнего путешествия?
— Не надо придираться к пустякам, — пришла на помощь миссис Рид. — И не мучай Джонни, если ты ему что-то привез, не испытывай терпение бедному мальчику.
— Испытать его терпение было бы полезно, — пробормотал мистер Рид. Ну хорошо. Смотри, сынок, какой подарок я тебе привез. Это твоя кузина Джен.
— Дьяствуй, Дзонни, — сказала девочка и несмело улыбнулась.
Джон недовольно рассмотрел кузину со всех сторон, надулся и мрачно изрек:
— Зачем мне эта кузина? У меня уже есть целых две сестры. Она мне не нужна. Она глупая и некрасивая.
— Джон, так нехорошо говорить, а думать тем более. Твоя кузина Джен — круглая сирота, мы должны о ней заботиться.
— А я не хочу, — протянул Джон. — Зачем ты привез эту кузину, папа, ты обещал мне солдатиков! Где они?
— Солдатики в моем саквояже, — ответил мистер Рид. — Но ты не получишь их, пока не научишься быть вежливым и думать не только о себе.
Джон обиженно насупился, сердито посмотрел на отца, затем на Джен, которую полагал виновницей своего разочарования, и бросился прочь из комнаты. По пути он хорошенько наподдал девочке по спине.
Джен упала на пол и тихо застонала, пытаясь подняться.
— Как ты смеешь капризничать, гадкая девчонка! — вскричала миссис Рид. — Что еще за представление! Сейчас же прекрати.
— Как ты смеешь драться, негодный мальчишка! — воскликнул мистер Рид. — Немедленно иди сюда. Ты будешь очень строго наказан!
— Я ее не трогал, она сама упала! — закричал Джон, подбегая к матери и прижимаясь к ее юбке.
Мистер Рид подхватил девочку и поставил на ноги. Та не кричала, но сдавленно всхлипывала, а по маленькому личику катились горькие слезы.
— Я же говорю, она просто притворщица, — сказала миссис Рид. — Если бы она серьезно ушиблась, она бы уже ревела во весь голос. Джон в ее возрасте ни за что бы не смолчал, если бы его обидели.
— Если бы заслуженно — тоже.
— Сынок, скажи, ты действительно бил эту девчонку?
— Нет, мама, нет! — заголосил Джон. — Я не виноват! Я ее не бил кулаком! Она сама упала!
— Маленький лгунишка! Бекки, он что, правда не бил Джен?
— Да я как-то не углядела, — протянула няня, которая уже знала, кого в этом доме надо оправдывать, кому подчиняться, словом, кто здесь хозяин.
— Потому что там нечего было глядеть! Ты просто не знаешь своего сына! — миссис Рид напустилась на мужа. — Ты видишь его даже не каждый день. То у тебя дела, то визиты, то охота. Тебе некогда посмотреть, как растут твои дети. А я мать, я всегда дома, и я вижу, что мой сын — честный и правдивый мальчик. Кому ты больше веришь, ему или этой отвратительной девчонке?
— Джен вовсе не отвратительна!
— Ты не убедишь в этом ни меня, ни детей! В ее возрасте пора бы вести себя прилично и быть более сдержанной!
— А в возрасте Джона пора знать, что слабых обижать нельзя! Сегодня он останется без сладкого к обеду!
— А я тоже слабый, меня можно обижать, да? — Джон разревелся уже по-настоящему.
— Ничего, тебе это пойдет на пользу, — заметил мистер Рид. — Меньше будешь жаловаться на больной живот и изводить няню своими капризами.
— Мама! — Джон зашелся криком. — Мама, отчего папа меня не любит?
— Оттого что он не знает, какой ты на самом деле замечательный мальчик, ненаглядный мой сыночек.
Миссис Рид с трудом подняла мальчишку на руки и прижала к себе.
— Идем, Бекки, — велела она. — Бедный Джонни так обижен, его надо утешить. Займите его чем-нибудь, пока я сделаю несколько дополнительных распоряжений насчет обеда.
Мистер Рид догадывался об этих распоряжений. Наверняка жена прикажет напечь еще больше сластей, чем обычно, и все их преподнесет сыну, чтобы он не чувствовал себя обделенным. На следующий день его опять будет мучить несварение желудка, а значит, настроение испортится, как у подагрического старика. С мальчишкой будет еще тяжелее сладить.
А что делать, если он никак не может бросить свои обязанности ради воспитания детей? В конце концов, он мужчина, он отец, его долг — обеспечивать семье безбедную жизнь, достойную их положения, а учить детей добру — долг матери.
— Эх, Джен, — вздохнул мистер Рид и присел рядом с девочкой, гладя ее по голове. — Может, зря я забрал тебя у твоего дяди. Конечно, он небогат, и дом у него не в образцовом порядке, но он тебя хоть немножко любил, а здесь тебя и любить некому.
— Не, — протянула Джен.
— Нет? — переспросил мистер Рид.
— Ядя, — пролепетала Джен. — Юбит.
И робко потянулась обвить ручонками его шею.
Мистер Рид наклонился и поцеловал маленькое бледное личико, которое, озаренное улыбкой, стало почти хорошеньким.
— Пошли в детскую, я скажу горничной, чтобы она тебя уложила.
Мистер Рид подхватил невесомую девочку на руки и бережно понес.
Маленькая Джен робко засмеялась.

@темы: проза, викторианская Англия